Наш Карачев - Информационный портал города и области

Поиск

Вход на сайт

Логин:
Пароль:

Статистика



Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Новости Брянск

Главная » 2010 » Февраль » 14 » Брянский край в смутное время
21:36
Брянский край в смутное время
Смутное время — переплетение разнообразных противоречий. Характеризуется слабостью государственной власти и неподчинением центру окраин, самозванством, гражданской войной и интервенцией. Традиционно считается, что Смута начала XVII в. является одним из трагических периодов в отечественной истории. Это положение не нуждается в доказательствах. Вместе с тем, наряду с развернувшейся гражданской войной, вторжением иноземных завоевателей, угрозой уничтожения российской государственности, это время принесло новые явления для Московской Руси. Общество пришло в движение, царей избирали на Земском соборе, а Василий Шуйский дал клятву своим подданным. Впервые возникла ситуация, при которой ограничивалась власть самодержца. Утверждение этих явлений в жизни государства могло изменить весь ход развития России.
ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ ЭТОГО ПЕРИОДА
Отсчет времени ведется либо с момента смерти Ивана Грозного (1584 г.), либо с 1598 г., когда прервалась династия Рюриковича со смертью её последнего представителя — Федора Иоанновича. Некоторые исследователи считают, что начало Смуте было положено вторжением в пределы Московского государства Лжедмитрия I (1604 г.). Существует также вариант, когда её началом служит смерть Бориса Годунова и восшествие на российский престол Лжедмитрия I (1605 г.). Завершением периода Смуты называется либо 1613 г. (избрание Михаила Романова на трон), либо 1618 г. — «замирение» после Столбовского мира (1617 г.) и Деулинского перемирия (1618 г.) между Польшей и Россией.

Старинный сказ. Художник П.Д.Корин, 1943
К началу XVII века Северский край, который историки называют «гнездом Смуты», представлял собой неоднородное и противоречивое образование. С одной стороны, здесь находились пограничные крепости Московского государства с испытанными в боях гарнизонами, состоявшими из дворян, казаков, стрельцов. С другой стороны, значительную часть края занимала принадлежавшая непосредственно царю и управляемая Дворцовым приказом Комарицкая волость (память о которой сохраняется в названии поселка Комаричи Брянской области), образовавшаяся из более мелких волостей в самом конце XVI века. Первоначально центром этой волости был Брянск, а позже Севск, куда воевод назначали непосредственно из Москвы. В Комарицкой волости не было крепостных крестьян. На замечательных по плодородию землях, богатых хлебом, мёдом, воском, льном и коноплёй, жили в достатке довольно гордые и независимые крестьяне, исправно платившие подати в царскую казну. Вместе с тем, Северский край, в котором надзор центрального правительства за жизнью подданных был гораздо слабее, чем в других областях, давал приют многочисленным беглым холопам, приговорённым к смерти преступникам, опальным боярам и дворянам. Эти люди часто только и ждали повода, чтобы отыграться за прежние обиды.
В начале XVII века Россия пережила ряд неурожайных лет. С весны 1602 года люди стали умирать от голода. Ели кошек и собак, мякину и сено, древесную кору и лебеду. Нередко доходили до людоедства — служилым людям, купцам, иноземцам не советовали в одиночку путешествовать по стране. Все попытки царя Бориса Годунова (1598-1605 гг.) смягчить голод оказывались безуспешны. Царь разрешил крепостным крестьянам уходить от своих господ в те места, где можно было прокормиться. Юг тогда оказался благополучнее центра России, и некоторая часть крестьян и горожан из голодных областей пришла в Северский край.
Неизвестный житель Почепа в ту пору записал: «Глад бысть по всей земле и по всему царству Московскому, <...> прихожие люди мерли голодной смертью, мерли и в Почепе на посаде». О нравственности русских людей того времени сохранились самые скверные отзывы — никто никому не хотел помочь. У кого была еда, не делился ею с соседом... Более того, когда по приказу царя Бориса в Москве раздавали хлебную милостыню, богатые чиновники-дьяки переодевались в нищих и выпрашивали даровой хлеб. А бедняки, в свою очередь, только и ждали случая ограбить сытого и богатого. Пекари обманывали покупателей, выпекая мокрый, но тяжёлый хлеб. Люди стали бояться друг друга. Повсюду свирепствовали шайки разбойников, если не людоедов.
О настроениях крестьян в Комарицкой волости можно сделать вывод по записи одного иностранца, находившегося тогда в Московии: «Многие богатые крестьяне, у которых были большие запасы хлеба, зарыли его в ямы и не осмеливались его продавать; другие же, продававшие и получавшие большие деньги, из страха, что их или задушат или обкрадут, повесились от такой заботы в своих собственных домах». А вдобавок начались эпидемии — и к смертям от голода прибавились смерти от болезней.

Царь Борис Федорович Годунов
Миниатюра из «Титулярника» (Москва, 1672 год)
Русская народная пословица гласит: «За царское согрешение Бог всю землю казнит. ..» Голод и болезни стали считать карой царю Борису за незаконный, якобы, захват трона и за убийство малолетнего царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного. В такой мрачной обстановке в города и сёла Северской земли стали проникать послания, «прелестные письма» о том, что в Польше находится истинный царевич Дмитрий, что убит был другой мальчик, что законный наследник московского трона должен скоро вернуться в Россию. Слух об этом мгновенно разошёлся по всей Северской земле.
Когда в 1592 г. царица Ирина, родная сестра Бориса Годунова, долгое время не имевшая детей, наконец родила дочь, окрещённую Феодосией, возникла надежда, что царь Фёдор Иоаннович не умрет без наследника. Это событие укрепило положение и Бориса Годунова, который в случае преждевременной смерти царя мог править от имени его дочери. Однако и в этой ситуации появились слухи, которые обвиняли царского шурина в том, что тот подменил якобы родившегося у царицы мальчика на девочку, а когда в январе 1594 г. маленькая царевна умерла, Годунова обвинили в её смерти. Позднее в стране появлялись самозванцы, которые выступали под именем Петра, рождённого царицей Ириной в 1592 г. и «подменённого» властолюбивым Борисом Годуновым девочкой (Лжепетр).
Неслыханное возвышение нового царя, не принадлежавшего к роду Рюриковичей, поразило воображение современников и привлекло внимание историков, писателей, поэтов. Благодаря этому он стал одним из самых известных в народе самодержцев. В художественной литературе за Борисом укрепилась репутация, соответствующая словам, вложенным А.С. Пушкиным в уста Василия Шуйского:
Вчерашний раб, татарин, зять Малюты,
Зять палача и сам в душе палач...
Близка Пушкину оценка Кондратия Рылеева:
Ему представился тот страшный час,
Когда, достичь пытаясь трона,
Он заглушил священный в сердце глас,
Глас совести, и веры, и закона.
Между тем реальный Борис Годунов был всерьёз озабочен не только личными интересами и являлся одним из самых талантливых деятелей отечественной истории. Его авторитетв правительстве не мог основываться только на интриге и придворной ловкости. Он чутко реагировал на многие новые веяния эпохи, являлся сторонником культурных новшеств и заимствований с Запада, обладал умом и талантом правителя, превосходя этими качествами всех своих противников.
В пределах Речи Посполитой в 1602-1603 годах появился первый самозванец, предположительно — бывший монах Московского Чудова монастыря Григорий Отрепьев. В феврале 1602 года он бежал в Литву через Карачев, Брянск, Новгород-Северский, Стародуб. Григорий Отрепьев получил поддержку высокопоставленного польского должностного лица, воеводы города Сандомира Юрия Мнишека. К мнимому сыну Ивана Грозного стали собираться самые разные люди: казаки, московские беглецы, польские и литовские авантюристы, еретики, католические монахи-иезуиты. Да и сам Лжедмитрий тайком принял католичество, обещая распространить его после своей победы по всей Руси.

Лжедмитрий I. Гравюра 1605 года
Тринадцатого октября 1604 года трёхтысячное войско самозванца перешло русско-польскую границу и двинулось вдоль правого берега Десны в глубь Северской земли. Здесь Лжедмитрий осадил Новгород-Северский. Город оборонял воевода Петр Фёдорович Басманов с полуторатысячным гарнизоном, в который входил и отряд брянских стрельцов под началом голов Андрея Слизнёва и Нечая Небольсина, а также сотников из брянских дворянских семей: Ивана Безобразова, Софрона Тютчева, Глеба Алымова и Ивана Панютина.
Жители Комарицкой волости, зная, что Лжедмитрий идёт мирно и деревень не разоряет, сочли его настоящим царём, восстали, захватили и выдали самозванцу севского воеводу и трёх волостных чиновников.

Крестьянская одежда и деревянные вилы
Брянский областной краеведческий музей
Между тем, в Брянске собиралось верное Годунову войско. Когда было сформировано ¦ять полков (числом около 40000), их двинули на помощь Новгороду-Северскому. Однако 21 зекабря Юрий Мнишек, покровитель и будущий родственник самозванца, атаковал и рассеял брянские полки, применив военную хитрость.
Он нарядил своих воинов в медвежьи и бараньи шкуры, лошади русских испугались, войско смешалось и отступило. Лжедмитрий мог бы праздновать победу, но у него в лагере разбушевались польские шляхтичи, требовавшие немедленной оплаты своих военных услуг. Юрий Мнишек в итоге даже покинул лагерь самозванца.
В начале января 1605 года Лжедмитрий занял Севск, и крестьяне Комарицкой волости, присягнув самозванцу, с охотой предоставили его войску квартиры, продукты, корм для лошадей. Комаринцы вступали в армию Лжедмитрия и заметно увеличили её численность.
В это время в пределах Комарицкой волости появилось войско князей Фёдора Ивановича Мстиславского и Василия Ивановича Шуйского, будущего царя. Через Стародуб и Трубчевск московское войско вышло к большому комарицкому селу Добрыничи, где воеводы царя Бориса разбили лагерь.
Лжедмитрий от Севска повёл свое войско туда же, и 20 января 1605 года ночью комарицкие мужики тайными тропами привели пятнадцатитысячную армию Лжедмитрия к московскому лагерю. Попытка поджечь лагерь не удалась, поскольку стража заметила врагов и дала им отпор. И вот между Добрыничами (в 20 км от города Севск) и селом Чемлыж 21 января 1605 года на территории современной Брянской области произошло важнейшее сражение этого периода Смуты.
Войско Лжедмитрия состояло из трёх отрядов. В первый входили поляки (семь рот конных копейщиков, двести тяжеловооруженных гусар, отряды шляхтичей), а также перешедшие от Бориса Годунова московские служилые люди, которые, чтобы отличить своих, поверх доспехов надели полотняные рубахи. Второй отряд состоял из 8000 запорожских казаков, а третий — из 4000 казаков и комарицких крестьян. Польская конница начала атаку на московское войско, сам Лжедмитрий, обнажив саблю, скакал с поляками.
Множество знамён, бой барабанов и пениетруб ввели в замешательство московское войско, которое музыкой не пользовалось и знамён имело немного. Передовой полк царского родственника Ивана Годунова стал отступать. Участник сражения француз Жак Маржерет, командовавший эскадроном немецких наёмников в армии Бориса Годунова, позже писал: «Дмитрий (самозванец) послал свою главную кавалерию вдоль ложбины, чтобы попытаться отрезать (московскую) армию от деревни (Добрыничи); узнав об этом, Мстиславский выдвинул вперёд правое крыло с двумя отрядами иноземцев».

Доспехи польского гусара. XVII век
Польские тяжеловооруженные гусары Лжедмитрия врезались в московскую дворянскую кавалерию и рассеяли её. Выйдя к Добрыничам, кавалеристы самозванца наткнулись на построение московской пехоты, которая дала залп по врагу из более чем 10000 пищалей. Всё окутал дым, напугавший запорожцев самозванца, бросившихся наутек. А с фланга на поляков ударили два эскадрона немецких наёмников фон Розена и Маржерета. От этого удара поляки перестали преследовать московских кавалеристов, бросили захваченные было русские пушки и побежали.

Битва при Добрыничах 21 января 1605 года.
Художник М. С. Решетнев
Капитан Маржерет сообщает, что Лжедмитрий потерял в этой битве почти всю свою пехоту, пять или шесть тысяч человек убитыми, пятнадцать знамен и штандартов и тринадцать пушек. Битва и впрямь была жаркой. Во время раскопок, проведённых уже в наши дни на Добруньском поле, было найдено множество металлических пластинок от доспехов, рассыпанных на большом пространстве. Из многочисленных пленных из армии Лжедмитрия все русские были тут же, в лагере, повешены, а богатые поляки увезены в Москву. Над Комарицкой волостью нависла тень смерти.
Голландец Исаак Масса, современник этих событий, рассказывая об этих событиях, отмечал, что по приказу царя Бориса (Годунова) так разорили Комарицкую волость, что в ней не осталось ни кола, ни двора. По некоторым данным, всего в Комарицкой области проживали на тот момент около 25000 человек, а московских карателей было почти вдвое больше.
Так Москва отплатила нашему краю за отказ служить царю

Татарин с награбленным Борису.
Художник В. Шернер, XIX век
Однако, по замечанию современника, муки только укрепляли оставшихся в живых комаринцев в мысли, что Лжед-митрий — настоящий царь. Глядя на страдания и стойкость соседей, люди из близких к Комарицкой волости земель также стали задумываться о том, какой же царь подлинный.
Л же Дмитрий, бежавший в город Путивль, в мае 1605 года узнал о смерти Бориса Годунова и 19 мая подошёл к крепости Кромы под Орлом. Здесь основная часть правительственной армии перешла на сторону самозванца. Вслед за Кромами ворота Лжедмитрию открыли Орёл и Карачев, после чего по Московской Руси пустили поговорку: «Орёл и Кромы — первые воры, а Карачев — на подтачу» («вором» тогда называли государственного изменника).

Марина Мнишек






Категория: История Брянского края | Просмотров: 3359 | Добавил: witkom | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш Карачев Информационный сайт о Карачеве и Брянском регионе. Газета Заря Карачевского района Брянской обл.
Карачев фото, видео, история, справочная. Сайт открыт 15.02.2009.